Я остаюсь, чтобы жить. Артисты, оставшиеся с Россией, и бросившие ее

  © РИА Новости . Екатерина Чеснокова

С начала СВО российский мир культуры и искусства разделился на тех, кто, критикуя власти и страну, уехали из России, и тех, кто остался на родине, выступает перед военнослужащими и поддерживает спецоперацию.

«Вы должны у меня спросить, кто такой свободный человек!»

В конце мая в Тель-Авиве уехавшие из России артисты собрались на форум «Свободной российской культуры» в Музее истории еврейского народа.

На вопросы журналистов, вернутся ли деятели культуры в Россию, реагировали резко и агрессивно, точных ответов не давали.

Рок-музыканты Андрей Макаревич* и Борис Гребенщиков, советский и российский актер Вениамин Смехов, певица Алла Пугачева с супругом, комиком Максимом Галкиным*, режиссер Дмитрий Крымов с журналистами говорить отказались, а вот галерист и коллекционер Марат Гельман* дал довольно исчерпывающий комментарий «Известиям»:

«Мы бы не стали работать с писателями, которые поддерживают специальную военную операцию. Вам неправильно кажется, что такое «свободная культура». Чтобы понять, вам нужно спросить у свободного человека – у меня!».

Большинство «свободных артистов» оказались теперь за границей – многие в Израиле и странах Прибалтики, другие – в различных европейских странах.

Некоторые из них обозначили свою позицию сразу. Хип-хоп исполнитель и поэт Noiz MC* (Иван Алексеев) и певица Монеточка (Елизавета Гырдымова) в первые же дни высказались против спецоперации и выехали в Европу с туром «Голоса мира». Заработанные концертами деньги артисты отправляли украинским фондам, помогающим беженцам и ВСУ.

В интервью Юрию Дудю* Алексеев рассказал, что «украинцы – свободный народ, а Украина, в отличии от России будет великой.»

Помогала беженцам и певица Вера Брежнева. С первых дней спецоперации она занималась волонтерством в Польше. На сцене она впервые появилась только в декабре: в слезах и называя себя украинской певицей. Ранее артистка резко открещивалась от такого наименования, но этим летом ее менеджер заявила, что в Россию Брежнева никогда не вернется, и отказалась от всех концертов и прописки в Подмосковье.

С резкой критикой и обвинениями в «бесчеловечности» сразу же выступил солист рок-группы «Ногу свело» Максим Покровский. Он явно дал понять, что с Россией оборвал все связи навсегда, а каждый русский для него – враг. С красочными русофобскими песнями и высказываниями Петровский переехал в Соединенные Штаты.

Другая популярная рок-группа – Би-2 – попала в скандал, не выезжая из России. В апреле коллектив отменил концерт в Омске из-за того, что организаторы отказались снимать баннер с большой буквой Z за их спинами. При этом, по словам поклонников их творчества, денег за билеты зрителям не вернули.

Музыкант Денис Майданов осудил непатриотичную позицию артистов:

«Если не поддерживаешь спецоперацию — значит, соответственно, поддерживаешь нацизм, против которого и ведется эта специальная военная операция. Cейчас герои и героизм — в специальной военной операции, там, на фронтах. Вот там герои, а здесь… Ну это такая, знаете, странная позиция», — сказал он журналистам.

Среди театральных актеров самыми громкими заявлениями «отметились» актриса Театра Наций и «Современника» Чулпан Хаматова и актер МХАТ им. Чехова Анатолий Белый.

Оба они сперва оказались в Риге, в Латвии, где позволяли себе крайне радикальные высказывания, включая речевки украинских националистов. Однако, после Белый переехал в Израиль, где рассказал в интервью Ирине Шихман*, что с трудом вводится в спектакли местного театра, не зная языка, и испытывает финансовые трудности.

Хаматова вызвала куда больше негатива у бывших поклонников. Много лет занимаясь благотворительностью в фонде, помогающем онкобольным детям, она просто бросила этот фонд, не вернувшись в феврале в Россию из отпуска, осудила все творческих деятелей, кто остался на Родине, а в декабре художественный руководитель Нового Рижского театра Алвис Херманис признался, что актриса поддерживает связь с Офисом президента Украины, и делает для Киева не меньше, чем если бы она «поставляла дроны или помогала беженцам».

Также весной выехали из России во Францию рок-певица Земфира (Рамазанова) и актриса, режиссер и модельер Рената Литвинова. Долгое время они не делали никаких заявлений, но в мае Земфира выпустила песню, посвященную событиям в Мариуполе. Клип иллюстрировала авангардными рисунками Литвинова.

Весна в календаре, а в реальности
Окопы и ракеты высокоточные, большой дальности
В Мариуполе полночь

Кошмары снятся каждую ночь
Я жду паёк и мерзну (двухсотые)
Мне бы обнять тебя (мне бы обнять тебя, мне бы обнять тебя)
Приехали
Куда мы приехали?
Зачем мы приехали?
Я буду искать ответ всю оставшуюся жизнь
Помолись за меня, помолись…

Украинские фанаты, впрочем, остались Земфирой недовольны: многократно и эмоционально она просила не приносить на свои концерты никакие флаги и не выкрикивать лозунги, но просьбы артистки попросту игнорировались. На одном из осенних концертов в Риге одна из зрительниц (вопреки запрету организаторов мероприятия), швырнула на сцену украинский флаг, который Земфира бесстрастно унесла за кулисы, и окончательно «испортилась» в глазах «патриотов».

Напротив, яростно и однозначно против спецоперации выступила панк-поп-группа Little big. В начале лета коллектив переехал в США, впрочем, вскоре сообщил о намерении снова выступать в России. Написавший антироссийскую песню солист Илья Прусикин рассказал: в Америке он впал в депрессию, не мог петь, и лишь рисовал картины в течении двух месяцев.

Многие другие назвали спецоперацию «бедой» и «катастрофой». В частности, фолк-певица Манижа (Манижа Сангин) написала, что 24 февраля было тем утром, когда она «не хотела проснуться»; актриса Екатерина Шпица порадовалась, что до этого дня не дожила ее бабушка, актер Данила Козловский заявил, что это – та «точка невозврата, которую мы проходим на танках».

Некоторые из артистов публично обратились к российскому правительству: комик и бард Сергей Слепаков написал письмо президенту России Владимиру Путину, апеллируя к советским фильмам и песням Владимира Высоцкого – он, по мнению Слепакова, точно не поддержал бы СВО, а певец и композитор Валерий Меладзе, ни много ни мало, потребовал от российских властей «все прекратить».

«Я остаюсь, я буду здесь, если буду живым!»

Уехали, разумеется, не все. По оценке музыкального критика Сергея Соседова, все ключевые фигуры российского рока и эстрады остались в стране.

Три десятилетия лет назад, в 1992 году, Анатолий Крупнов, основатель группы «Чёрный обелиск», написал песню «Я остаюсь». 30 лет спустя Гарик Сукачёв собрал более 20 –ти ведущих российских рок-музыкантов, чтобы записать новую версию этой песни, снова ставшей пронзительно актуальной.

Среди них: Сергей Шнуров – группировка «Ленинград», Владимир Шахрин – группа «Чайф», Олег Гаркуша группа «АукцЫон», Евгений Маргулис («Воскресение», «Машина времени»), Андрей Бледный и Антон Завьялов – коллектив «25/17», Светлана Сурганова, Ая (Светлана Назаренко) – солистка «Город 312», Владимир и Сергей Кристовские – группа «Uma2rmaH», и многие другие.

А мы опять стоим и в трюме вода,
И ты опять твердишь, что надо бежать,
И ты опять твердишь, что надо туда,
Где не качает, сухо и есть чем дышать.

Но ведь и здесь есть шанс, пускай один из десяти,
Пусть время здесь вперед не мчится — ползет.
И пусть остаться здесь сложней, чем уйти,
Я все же верю, что мне повезет.

Но я, я остаюсь.
Там, где мне хочется быть.
И пусть я немного боюсь,
Но я, я остаюсь.

Некоторые из музыкантов, поучаствовавших в проекте, уже не первый год бывают в Донбассе и выступают перед военными. В интервью нашему изданию, участники группы «Зверобой» рассказали: в окопах бойцы ДНР поют новые песни, «песни артистов, оставшихся с народом»: Юлии Чичериной, Джанго (Алексея Поддубного), Сергея Галанина.

Настоящим столпом волонтерского и творческого движения поддержки Донбасса стал русский писатель Захар Прилепин, который бывает в самых горячих уголках народных республик почти с самого начала конфликта. Его стараниями были организованы многие гуманитарные концерты и проекты.

Бывают на фронте также рэперы Рич (Ричард Семашков), написавший символичную композицию о спецоперации «Грязная работа» и Хаски (Дмитрий Кузнецов), который отправился в зону СВО и обещает выход тематического альбома до конца года; ездила с коллективом своего театра «Русская песня» Народная артистка России Надежда Бабкина.

Некоторые из высказываний других артистов, поддержавших СВО:

«Я – сын военного, для меня никогда не стояло вопроса участвовать или не участвовать в концертах, посвященных России, президенту и вообще нашей любимой Родине”, – эстрадный певец Николай Басков, выступая перед военными.

«Нас зажали, поэтому по нашей русской ментальности мы обречены стать счастливыми. Я верю в возрождение России. У нас всегда так: сначала большой кипиш, а потом возрождение», — актер и режиссер Иван Охлобыстин, называющий спецоперацию «священной войной против сатанизма».

«Война не началась, она заканчивается! И те, кто делает вид, что ее не существует – она давно идет. Не восемь лет, а с развала СССР. Постепенно, постепенно она приближалась к нам. Мы же все видели эти плакаты “шаурма из москальских детей”, — актер театра и кино Антон Шагин.

«8 лет идёт открытая война, за которой наблюдает «цивилизованный» мир, но предпочитает ее не замечать. Я поддерживаю решение нашего Президента о признании независимости Донецкой и Луганской народных республик как единственно возможное в сложившейся ситуации сейчас. Люди, прожившие все эти годы в войне, наконец, получили надежду на мирную жизнь. Они сейчас в безопасности», — актер и режиссер Владимир Машков, художественный руководитель Московского театра Олега Табакова.

В культурном авангарде оказались также и академические музыканты – дирижер Валерий Гергиев, вернувшийся в Россию, скрипач Петр Лундстрем, пианистка Валентина Лисица.

Под руководством главного редактора RT Маргариты Симоньян в октябре в Москве прошел поэтический вечер ZOV, на котором выступили поэты и писатели из Донбасса, а также музыканты и артисты, которые в течении восьми лет гастролируют там и пишут фронтовые песни, стихи, повести.

«Я все восемь лет говорил, что нужно устроить такой масштабный фестиваль. Думаю, в ближайшее время просто необходимо сделать что-то похожее, только более открытое. С другой стороны, мы, конечно, все знаем о безопасности… Но было бы очень здорово устроить большой праздник для всех русских людей. Я, когда приезжал в Донбасс еще в 2019-2020 годах, ощущал от местных жителей, что они очень рады и благодарны поддержке с «большой земли». Так что. Нужно делать, нужно разговаривать с народом посредством культуры», — подвел черту под значимостью культурного фронта поэт Александр Пелевин в комментарии для Украина.ру.

*Лица выполняют функцию иноагентов на территории РФ

Юморок
ingosmile.ru
Я остаюсь, чтобы жить. Артисты, оставшиеся с Россией, и бросившие ее
Как складывается карьера и личная жизнь Сергея Лазарева, и почему певец не желает оправдываться за слова, которых не говорил